Alena Kocheshkova (a_runa) wrote,
Alena Kocheshkova
a_runa

На перекрёстке под огнём. Andrey Krasnoschekov

Уже несколько раз покинув зону, контролируемую ополчением ДНР, я посетил Мариуполь, берег Азовского моря, пообщался с беженцами на территории, контролируемой ВСУ. Кое-где переселенцев не оказалось…

Под перекрёстным огнём двух вооружённых противников мирные жители Донбасса теряются, метаются, прячутся в подвалах и, в конце концов, решаются: пора уезжать! Украинские СМИ предпочитают не замечать многотысячный поток беженцев, уходящих на территорию России. И наоборот: российские медиа закрывают глаза на то, что часть невинных заложников боевых действий перемещается вглубь Украины.
Впрочем, поток последних не так уж велик. Я проследовал за теми, кто отправился в сторону Азовского моря. Сначала через укрепления ДНР, а затем вдоль подсолнухов, повернувшихся в сторону солнца, и украинских танков, развернувшихся в сторону мятежного Донецка.

Давно знакомый мне Мариуполь (впервые побывал здесь, когда посещал "Махно-фест" в Гуляй-Поле, уже лет восемь назад) предстал передо мной почти в неизменном виде. Если бы не перегородивший дорогу к разбитому горсовету в не лучшем состоянии грузовик (погорелую гормилицию посмотреть не было времени)... Если бы не обилие пропагандистских, про-украинских, "антиреспубликанских" плакатов на улицах. Если бы не блокпосты на въезде и выезде. Если бы не военные "Уралы", с рокотом двигающиеся по городским проспектам. "ДНР = война" - подобными бигбордами уставили территорию вокруг завода "Ильичёвец". Если бы знать, какие настроения кроются в его трудовых недрах...

Но целью было увидеть, как живут неподалёку от Мариуполя беженцы из горячих зон Луганской и Донецкой области. Мы покинули города и проследовали на территорию пансионатов, баз отдыха, отстроенных ещё в советское время. На дворе одного из них познакомились с почти полсотней женщин с детьми. Снежное, Горловка, Луганск... Эти города матери с малышами покинули, кто уже месяц назад, а кто-то лишь пару недель. Всех к прессе вывела начальница базы отдыха. Они сами не очень-то стремились разговаривать, а тем более - молчали о своих политических взглядах. Да и бесполезно было о них спрашивать.

- Лишь бы кончилась война. Лишь бы вернуться в мирный город, - говорили дамы. Указывали, что добраться до Азовского моря им было проще и быстрее, чем куда либо ещё.

- Да и кто нас ждёт в России? Кому мы нужно? И на какие деньги туда ехать? Родственников, знакомых у нас там нет.. - сетовали другие женщины.

Работница одного из санаториев на территории одного из крупнейших курортных посёлков Приазовья - Седово, рассказала, что в этом году многие места на базах отдыха пустуют, а занятые разделили между собой беженцы и туристы примерно поровну. Беженцев собралось около 800 человек.

А вот в городке Курахово, что в 60 километрах от Донецка, тоже на территории подконтрольной ВСУ, переселенцев в "лагере для беженцев" мы не увидели вовсе. Только скучающие сотрудники МЧС. Единственное, что они рассказали любопытного, так это о нескольких машинах в сутки, которые с надписью "ДЕТИ" проезжают мимо них. Судя по всему, не верят мирные переселенцы безопасности подобных лагерей. И не зря, всего в паре десятков километров Марьинка, где уже мы, журналисты, оказались на перекрёстке под огнём.

Возвращаясь в Донецк, подъезжая к блокпосту с украинским флагом, укреплённым окопами и бронетехникой, мы убрали камеры и приготовили пресс-карты. В окне, за цветущим полем была видна сгоревшая пятиэтажка на окраине Марьинки. Рядом дымила чёрными дырами двухэтажная постройка. Война вдалеке, мы едем мимо неё... Но тут раздался грохот, поднялось облако пыли и дыма: война резко к нам приблизилась. Летающая мина накрыла участок подсолнухового поля, поблизости от танка ВСУ и не далее, чем в 50 метрах от нас.

Впрочем, мы знали, на что шли, пересекая линию фронта на одном из самых напряжённых участков. Не зря говорят, что большинство репортёров гибнет не по воле кого-то из противоборствующих сторон, а случайно, во время пересечения границы между ними.

Эта черта предстала перед нами задымлённой, перерезаемой силуэтами солдат, прыгающих в окопы у дорожного полотна. Наблюдая такие кадры, будто сошедшие с голливудских лент, мы, как говорится, испугаться не успели. На огромной скорости, виляя вокруг бетонных блоков, мы вырвались с перекрёстка и помчались по трассе на Донецк, мигая фарами редким встречным автомобилям.

А в столице Донбасса, как это ни парадоксально, беженцев поселилось возможно больше, чем в тихом и пляжном Приазовье. Лишь в трёх многоэтажных студенческих общежитиях в центре города разместились, подвезённые ополченцами из Шахтёрска, Горловки, других горячек точек, более тысячи женщин с детьми, стариков, инвалидов. Они не решаются пересекать линию фронта, многие при этом тихо надеются "проскочить в Россию". Но как, на чём, как ехать по военно-полевым маршрутам - они совершенно справедливо не представляют. Многие из семей примчались в Донецк в одних шлёпанцах, халатах, с одним пакетом. Стремительная атака на Шахтёрск не дала времени собрать всё необходимое. Война вообще не даёт времени, она его крадёт, а для многих останавливает навсегда. И вводит людей в весьма нервное состояние:

- Соседка хлопнула дверью, а я от ужаса дёргаюсь, пригибаюсь, не знаю куда прятаться.. Здесь вот рядом железная дорога, так когда впервые поехал поезд, мы подумали, что это самолёт и бросились под кровать - рассказывает Галина из Шахтёрска.

Интересно, что в "оплоте террористов" женщины разговорчивее, реже говорят шаблонами, чем в вышеописанных локациях, подконтрольных ВСУ. Не стесняясь камеры, несколько дам признались мне, что мужья именно сейчас, оставшись в Шахтёрске, Горловке, решились вступить в ополчение. Таким образом получается, что интенсивность АТО ускоряет рост числа тех, против кого эта операция направлена.

Продолжая разговор с жительницами убежища, я улыбаюсь сидящей рядом 6-7-летней девочке, привыкнув, что в мирном городе это почти всегда вызовет улыбку в ответ. Но здесь её нет. Потом у лифта общежития я улыбаюсь ещё одной девчонке, почти такого же возраста, мальчишке с большим рюкзаком и взъерошенными белёсыми волосами. Выражения их лиц, настороженных, глубоко задумчивых не изменяются. Они лишь пристально смотрят на меня. И эти приметы войны, на удивительно красивых детских лицах, возможно, страшнее перекрёстка под огнём, с которого мы недавно вырвались.
Subscribe

  • (no subject)

    Воин! Бди! Враг! Подслушивает! а фраза вот из этой моей старой байки

  • (no subject)

    "хозяйко, я тебе шо - бурундук, по деревьям бегать?!"

  • (no subject)

    мышшаж шейно-воротниковой зоны

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments