Alena Kocheshkova (a_runa) wrote,
Alena Kocheshkova
a_runa

Домовые, упыри и прочiе

Я как-то хвасталась купленным репринтным изданием книги Николая Маркевича "Обычаи, поверья, кухня и напитки малороссиян".
Дивная штука.
Вот фрагмент о повериях. (в раскладке нет буквы "ять", так что будет вместо нее обычное "е", в остальном орфография сохранена.)


Поверья и суеверiя отдельныя

Перейдемъ къ отдельнымъ поверьямъ.

Медведи были люди, жили въ лесу; угрюмые, негостепрiимные, они не хотели знаться ни съ кемъ. Зашелъ къ нимъ благочестивый монахъ, прошелъ все село вдоль и поперегъ, просилъ прiюта, никто дверей ему не отперъ. Онъ проклялъ ихъ, они стали медведями.

Лице, которое видимъ мы въ месяце - это Каинъ.

Ласточки крали гвозди у жидовъ, когда они распинали Спасителя, и потому грехъ выгонять изъ подъ кровель и безпокоить ласточекъ.

Белемниты находимые въ песчаной почве - это громовая стрела. (еще их называют "чертовы пальцы" - прим. моё)
Но домовые, ведьми, русалки, вовкулаки играютъ величайшую роль у насъ въ краю.

Начнемъ съ домовыхъ. Они живутъ въ домахъ; бываютъ злые и добрые; имеютъ большое вліяніе на хозяйство. Ихъ не только не должно бранить, но даже не должно противъ ночи говорить о нихъ. Если домовой не полюбитъ хозяина или кого нибудь въ семействе, то делаетъ непрiятности, ходитъ и стучитъ по чердаку, безпокоитъ детей въ колыбели, пугаетъ взрослыхъ, не дастъ спать хозяйке и хозяину, наконецъ безъ дальнихъ церемонiй душитъ каждую ночь, и не давая перекреститься, перестаетъ душить только тогда, когда петухи запоютъ.

Есть разные домовые: одни живутъ въ старыхъ винокурняхъ, другiе въ развалинахъ, или въ неосвященныхъ домахъ; но конюшенные домовые и мельничные проказятъ пуще всехъ.
Конюшенные запутываютъ гривы лошадямъ, по ночамъ на нихъ ездятъ: не редко поутру рано вы находите которую нибудь изъ вашихъ лошадей въ поту; не думайте, чтобъ это кто нибудь, тайно увевъ ее изъ конюшни, ездилъ на ней. Нетъ, это домовой. Одинъ кавалеристъ рассказываетъ будто бы онъ поймалъ на голове коня, ночью, зверка ласточку, которая, сидя между ушами, щекотала морду коня; это несправедливо, это домовой принялъ образъ ласточки. Лучше всего держать на конюшне белаго "цапа" (козла); это врагъ домовыхъ. (кстати, в конюшнях до сих пор часто держат белых козлов - прим.моё)

Мельничные домовые стучатъ, кричатъ, бросаютъ камнями изъ оконъ и въ окны; къ мельничнымъ въ гости любятъ сходиться и другiе домовые.
Нередко домовые надоедаютъ шалостями хозяевамъ до того, что эти принуждены перейти жить на другое место. Но добрый домовой, когда онъ любитъ хозяина и его семью, это находка, сокровище, кладъ. Онъ кормитъ и холитъ хозяйскихъ лошадей; онъ любуется хозяйской дочерью, какъ своимъ дитятью, онъ къ ней насылаетъ жениховъ; самому хозяину отовсюду и безпрестанно сыплются деньги.

Домовой мохнатъ; на немъ шерсть влажная; любитъ принимать на себя образъ человека, и чаще всего встречается въ виде трубочиста.

Упирь, - дело другое; онъ всегда золъ; онъ родится отъ чорта и ведьмы, - или отъ ведьмы и вовкулака. Живетъ онъ злымъ человекомъ. Въ первомъ десятилетiи нынешняго века закрасили знаменитую легенду объ упыре на стене Троицкаго собора въ Чернигове. Не хочу назвать фамилiю, которую, по этой легенде, носилъ при жизни упырь; онъ былъ очень богатъ и еще более скупъ. Его хотели избрать въ гетманы; князь Голицынъ, участникъ делъ и верный слуга царевны Софьи Алексеевны, потребовалъ съ упыря взятку, съ темъ что доставитъ ему гетманство; упырь не далъ взятки; Мазепа, Иванъ Степановичъ, человекъ смышленный, любывшiй деньги, но знавшій ихъ употреблять, короче мой прадедушка, занялъ у упыря сумму, которой желалъ кн.Голицынъ; тотчасъ же онъ сталъ гетманомъ, и изъ войсковой казны возвратилъ упырю деньги; вотъ въ этомъ онъ мне не прадедушка: я бы или возвратилъ деньги эти изъ доходовъ съ моихъ именiй, или вовсе бы не возвратилъ ихъ упырю. Какъ бы то ни было упырь по народному преданiю былъ злой человекъ. Все скряги вообще по характеру мерзавцы; это вещь давно признанная. Упырь елъ скоромное въ страстную пятницу; таскалъ къ себе дочерей и женъ крестьянъ своихъ; самихъ крестьянъ одевалъ въ медвежьи меха и травилъ меделянами; наконецъ умеръ. Его похоронили въ Троицкомъ монастыре. На другой день увидели, что онъ едет на шестерке вороныхъ по красному мосту; кучеръ, форейторъ, лакаи и три собеседника въ карете были черти. Молва разнеслась, сделано было проклятiе, упырь съ поездомъ провалился въ Стрижень; немедленно открыли гробъ; нашли упыря красно-синимъ, съ открытыми глазами; его пробили осиновым коломъ. Все это произшествiе было написано масляными красками на стене собора.

Упыри не гнiютъ въ гробахъ, они по ночамъ выходятъ и изъ спящихъ высасывая кровь засасываютъ ихъ до смерти.

Вовкулаки бегаютъ по ночамъ в виде волковъ. Они злы и хищны какъ волки, имеютъ любовныя интриги съ ведьмами, и, как мы сказали выше, ихъ дети - упыри.


(А дальше там о русалках и ведьмах. Кстати, Стрижень нынче очень зарос ряской и прочей мутью...)
Subscribe

  • (no subject)

    Hoya pubicalyx продавалась как "белый дракон", но наврали.

  • (no subject)

    Ну, допустим, кря

  • (no subject)

    чоррное земноводное

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments