Alena Kocheshkova (a_runa) wrote,
Alena Kocheshkova
a_runa

Дорога домой.

Я ее боялась панически. Из-за Блека. Во-первых, я более чем неопытный собаковладелец, во-вторых, никогда не возила собак в поезде, в-третьих, Блек меня почти не знал, и как он будет себя вести, было совершенно неизвестно..
На возкале, когда мы брали билет на Джека, обнаружилось, что мой билет выписан на другую фамилию. На приятеля, с которым мы вместе в Москву ехали, а возвращались в разные дни (интересно, как он доехал по моему билету?). Билет заменить отказались - он взят в Украине, они не могут его принять, я, видите ли, могу только купить новый билет (которых не было), а дома получить деньги (по сделанной на билете отметке, что я его не использовала). Очень мило. Нам посоветовали договариваться с проводником. Проводница любезно согласилась (очень даже не бездвоздмездно), и тут я ее огорошила сообщением о провозе собаки.
- Ну... - растеряно сказала она. - Билет на нее есть?
- А как же! - бодро ответила я и повела Блека в купе.


В купе сидел парень. Вначале он обалдело смотрел, как я пытаюсь поставить все свои вещи сразу (что мне категорически не удавалось, и вообще, откуда у меня их столько набралось?!), все роняю, пытаюсь поднять одно, роняя следующее... А потом мы вошли с пёсой.
- Вы не возражаете против собаки?
- А у меня есть варианты? - обреченно спросил он.
- Ээээ... Есть... - тихо промычала я.

Первые полчаса Блек скулил и жаловался на качку, тесное помещение, закрытую дверь, вообще на жизнь. Потом довольно быстро понял, что сидеть можно на полу или на застеленной части полки.
Еще через полчаса я сняла с него намордник, он спокойно терпел, когда его гладил наш сосед (именно что терпел, время от времени даже пытался увернуться).
После Тулы сосед его начал угощать пряниками (Блек их принял с большим воодушевлением, надо сказать)
Перед каждой остановкой я надевала намордник - мало ли кто войдет в купе.
В Орле сели мама с дочкой. Собаку в купе они восприняли спокойно, только попросили не снимать с нее намордник.
Так и ехал в нем Блек до Донецка. Время от времени он пытался его содрать, но довольно быстро успокаивался после команды "нельзя".
Сосед нашел какую-то компанию и слинял из нашего купе.
Соседки пытались угощать Блека всякой всячиной, но тут я уже отказалась, сославшись на проблемы с выгулом.

Вывести прогулять его я решила в Курске, там платформа должна была быть вровень с верхней ступенькой. Однако поезд протянул дальше, пришлось спускаться по ступенькам, и Блек со второй просто сиганул вниз.
Вылетел на перрон, норовя ломануться куда-нибудь подальше и как можно быстрее.
Народ, стоящий возле вагонов, помирал со смеху, глядя на то, как он пытается наверстать нехватку движения.
Блек облаял весь перрон, резво оббежал соседние столбы, заборчик, ничем не вдохновился и опять всех и вся обгавкал. В общем, Курск ему не понравился.
"Не хочешь - не надо, терпи до Донецка..." Кстати, таки дотерпел.
Хотя, я поняла, это так было задумано - сбереженным москальским запасом обильно полить хохляцкую землю.
Когда он дорвался до газончика, у него на морде явно читалось (тонким натурам следующую фразу пропустить):
"Да ссал я на вашу Украину!"

В купе он пускал только соседей и проводницу. Заглядывающих лотошников облаивал.
В Белгороде громко поздоровался с проходящими по коридору погранцами.
- Какая красивая собачка! - восхитились они. Блек растянулся в улыбке.
Но еще впереди был Харьков...
Первым пришел ветконтроль. Дядька очень грамотно повел себя - постучал, входя, включил свет, вошел не сразу.
Так что Блек успел его осмотреть и не лаял.
Потом попыталась зайти таможня. Блек их обругал. И то верно - не постучали, попытались вломиться в купе... Не поздоровались, опять же.
- Что вы везете? - выглядывая из-за угла поинтересовались они.
- Личные вещи. - хором ответили мы.
- Очень хорошо! - и таможня шустро слиняла.
Следующими свою порцию возмущений получили пограничники.
- Привяжите собачку под столом, пожалуйста. - попросили они.
Гм. Интересно, к чему там его можно привязать? Ну, завела я его под стол и держала за ошейник.
И все равно войти в купе они побоялись, паспорта брали из коридора.

Всю ночь, не считая еще двух моментов, Блек спал. То на полу, то сам запрыгивая на полку. Кстати, туда он запрыгивал по команде "прыгай" и похлопыванию по полке практически идеально. То есть, за редким исключением, моментально выполняя команду.
Ныл он только какое-то время после того, как его будили - таможня, проводница и т.п. Довольно быстро успокаивался.

Два момента.
Первый. Ночью, после Харькова уже, какие-то уроды бросили камень в окно и выбили стекло. К счастью, в коридоре, и рядом никого не было. Блек залаял, я его успокоила, и он спокойно слушал, как очень долго звякали и грюкали, убирая осколки.
И второй. Проводница попыталась к нам подселить пассажира. (Она тоже стучала перед тем как войти.)
Блек молчал, пока она говорила, что вот к нам соседа привели. Мужик спросил, не кусается ли собака.
Дальше было все одновременно.
- Нет, и потом, он в наморднике. - мой ответ
Мужик взялся за сумку.
А проводница тоже сообщила, что он не кусается и весело глядя на Блека сказала ему: "Гав!"
Кто бы сомневался, Блек тут же закатился в ответном лае.
Дверь закрылась с той стороны. Очень-очень быстро. И до Донецка мы ехали втроем, не считая собаки.
Когда мы выходили в Донецке, проводница извинялась за эту шутку.

Да, а Жеку Блек встретил очень радостно и спокойно. Может быть, потому что я выскочила из купе навстречу ему, и вошли мы потом вместе...
Subscribe

  • (no subject)

    Hoya pubicalyx продавалась как "белый дракон", но наврали.

  • (no subject)

    Ну, допустим, кря

  • (no subject)

    чоррное земноводное

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • (no subject)

    Hoya pubicalyx продавалась как "белый дракон", но наврали.

  • (no subject)

    Ну, допустим, кря

  • (no subject)

    чоррное земноводное