September 5th, 2003

но мы в тельняшках, нас мало

О домашнем лечении

Выношу из комментов.

Мне было 4 года, мы впервые поехали на Полтавщину в деревню, на отдых.
И там меня страстно полюбили комары, осы и пчелы. По-моему, ни одна кусучая тварь не могла равнодушно пролететь мимо. Они сворачивали со своей дороги, кусали меня и летели дальше.
Я была вся в жутких волдырях. И мама решила меня полечить, купив гвоздичное масло, которое якобы облегчает боль от укусов и укушенные места быстрее заживают.
Прибежав с покупкой, она радостно подозвала меня и щедро намазала мои укусы. По разгоряченному потному детскому тельцу...
Я орала так, что сбежалось пол-деревни.
И только потом мама прочитала на этикетке, что масло надо было разводить. Кажется, 1 к 10. И не мазать по вспотевшему телу...
но мы в тельняшках, нас мало

Так и живем.

- Мяаааасоуу, мяуууууусо! - истошно орали коты, танцуя на холодильнике.
Блэк сидел молча, капая слюной, в ожидании обеда.
- Мяа!..
Крик оборвался, потому что Изя, забыв о разнице между старым, совершенно прямоугольным холодильником, и новым, со скругленными краями, поскользнулся и рухнул вниз, на пол. Чем незамедлительно воспользовался сидящий внизу Блэк.
- Отпусти кота, мерррзавец!!
- Хозяйка, ты че?! Я ж тут ни при чем, он сам мне в пасть свалился. - невинно глядя в глаза, заявил Блэк. - Ты ж сама видела!
Изя, шипя и плюяясь, понесся в комнату и взлетел птичкой на стеллаж.
- Я сбегаю, посмотрю, как он там, ага? - хитро ухмыляясь, поинтересовался Блэк.
- Неееет... - мое возмущение повисло в воздухе. Возражать уже было некому. Зверушки продолжали выяснение отношений в комнате, Блэк прыгая и ругаясь снизу, а Изя шипя и рыча сверху.
но мы в тельняшках, нас мало

Сеня и Люда

Сегодня встретила Люду. Я с этой парой - Сеня и Люда - знакома очень давно. Кажется, еще с тех пор, когда у них был только один ребенок. А теперь у них четверо, и старшая уже выше Люды.
Сеня и Люда были хиппи, тусовщиками. Впрочем, не совсем так. Просто они жили на то, что зарабатывали пением в переходах. И еще они мечтали попасть в Питер. А у них все не получалось. Все время что-то мешало. Они разъезжали с гитарой и детьми по городам и весям, возвращались в Донецк, опять уезжали, а в Питер никак не удавалось выбраться.
Люда стройная, несмотря на четырех детей, высокая, светловолосая, с добрым, блуждающим взглядом, и постоянной легкой улыбкой, порхающей вокруг нее как бабочка. Ни разу не видела Люду в плохом настроении, как бы им тяжело ни приходилось. Сеня другой - плотно сбитый, коренастый, вспыльчивый, мог неожиданно накричать на Люду, которая эти крики выслушивала спокойно, иногда оправдывалась, иногда молчала, а через мгновение уже порхала ее бабочка-улыбка.
И дети у них спокойные. Что меня всегда удивляло. Заходишь в переход, Сеня с Людой поют, вокруг толпа людей, старшая дочка спокойно бродит рядом, а сын, тогда еще только второй ребенок, мирно спит в коляске...

Сегодня встретила Люду, с тремя ее детьми и племянницей. Их мечта сбылась, они теперь живут в Питере, зарабатывают на жизнь рисованием портретов на Невском, а сюда приезжают показать внуков бабушке с дедушкой.