February 2nd, 2003

но мы в тельняшках, нас мало

Новый грызь, то есть крысь.

Сегодня ровно две недели, как у нас появился новый зверик. Голубой крыс по имени Грызь. Имя непременно должно было быть на букву "г", поскольку вязка была плановая.
Жека его называет репатриантом, потому что мама этого крысенка родилась у нас, это дочка наших Сильвы и Шухера, ее мы отдали в Москву. А теперь вот уже ее крысеныш вернулся к нам.
Кстати, в годовом конкурсе победила как раз детская фотография мамы нашего репатрианта.

Забавно. Очень забавно смотреть на него и пытаться понять, похож ли он на своих бабушку с дедушкой, много ли общего у него с ними...
Окрас у него, хоть и голубой, но все-таки отличается. Что Сильва, что Шухер - беркширы. То есть, с белым пятном на животе. У Грызя - ровный окрас, без белых пятен. Сильва темнее его, Шухер был светлее.
Шерсть у Грызя очень жесткая. У всех остальных наших крыс шерсть мягче. А уж у Сильвы совсем мягкая. Шелковистая, нежная такая.
Черты... Вроде бы не очень похожи.. И мордочка острее, и глаза меньше..

И все-таки, что-то в нем есть такое, в характере, в поведении, очень напоминающее Сильвочку с Шухером.
А еще у него родословная. Настоящая.
но мы в тельняшках, нас мало

Две шаги налево, две шаги нап'аво, шаг впе'ед и две назад.

Поскольку, как поется, "а девушка созрела", то мы решили Тоську повязать. Тоську вместе с Йориком выпускали на прогулки, потом вместе посадили в клетку. Правда, Йорик предпочитал барышне плотный обед. Барышня же вела себя как барышне и положено, томно заигрывала, когда же на нее обращали пристальное внимание, в обморок не хлопалась, но рыдать рыдала. И возмущалась: "нахал, как вы смеете! прочь! уберите свои грязные лапы!" Что не мешало ей через пять-десять минут опять вилять хвостом перед носом у рыжего.
Рыжий терялся в догадках "че те надо, че те надо" и отступал.

Когда я первый раз услышала Тосин визг, я решила что вот оно, то самое. Но поскольку парочка в этот момент находилась под диваном, проверить мне было проблематично. Повезло мне в другой раз. Они шастали под шкафом, и их было видно. Тося делала пару шагов навстречу рыжему, рыжий радостно кидался к ней, Тося отступала в укрытие из двух картонных стопок и истерично орала. Йорчик, пожав плечами, отходил. Тося смолкала, выползала из укрытия и опять приближалась... Замкнутый цикл.

В клетке происходило то же самое. Поэтому когда я заметила округляющийся тосин животик, я была страшно, невероятно удивлена. Но рассадить их пришлось. Хоть рыжий и не решался взять барышню нахрапом, но в остальном вел себя довольно-таки невежливо, пинками отгоняя Тосю от плошки с едой.

Заметить момент вязки мне не удалось, проверять, когда у нее течка, я не сообразила, посему и точной даты вязки, а как следствие и приблизительной даты родов, я не знаю. И нервничаю уже несколько дней.
Тося медленно округлялась, потом превратилась в грушу, сейчас это колобок с ушами и хвостом. И сверкающими глазками-бусинками. Посоветовавшись с подругой-крысятницей, вспомнив поведение Сильвы, я решила определить по тосиному поведению. Строит гнездо - значит скоро. Сильва начинала его строить за день-два.
Ладно. В четверг я уселась возле клетки и стала предлагать Тоське салфетки, тряпочки и куски туалетной бумаги. Тряпочки ее почти не вдохновили, остальное было принято с восторгом. Она развила бурную деятельность, присмотрев себе под постройку угол вернхего этажа, и принялась таскать туда бумажки. С гораздо большим удовольствием хватая их этажом ниже. Предлагаемые такие же бумажки, но на верхнем этаже, ей нравились меньше. Ну.. Нравится бегать по лестнице, так кто ж мешать будет?
Это было шикарное зрелище - меховый колобок, с пыхтением и усердием тащит большой кусок бумаги, наступая на него лапами, вздыхая от нетерпения, пытаясь выдернуть из-под себя же, терпение лопается, бумага выплевывается, колобок вкатывается на этаж выше и пытается затянуть бумажку оттуда. И все это очень быстро.
И много-много раз.

Сильва с философским спокойствием мирно дремала в своем гамачке, не обращая внимания на топот, на копошение под гамачком, на то, что не понравившиеся бумажки (абсолютно идентичные десяткам предыдущих!) складываются на нее сверху...

Оживились мужики в соседних клетках. "И нам! И нам надо", топоча ногами, приговаривали они. Да подумаешь, жалко что ли?
Очень медитативное занятие - сидя на полу, отрывать куски от рулона туалетной бумаги и подносить к трем клеткам по очереди. Так я им "скормила" почти весь рулон. Грызь и Тоська, каждый в своей клетке, занялись постройкой гнезда, Йорик ограничился тем, что просто утоптал свою добычу и улегся на нее.

Когда Тося достроила свое гм.. гнездо (огромный ворох бумажек, занимающий 2/3 верхнего этажа), Сильва открыла глаза, потянулась и перебралась в постройку. "Мы в ваши годы делали это лучше, но так уж и быть, посплю здесь, вспомню молодость."

Что же, думаю я, если строит гнездо, значит пора ждать. Агащазблин. Сегодня у нас что? Воскресенье заканчивается. Тося по-прежнему колобок колобком, время от времени "меняет интерьер и передвигает мебель", перекладывая десяток-другой бумажек, с удовольствием принимает в подарок новые салфетки и бумажки и... И все.
По-моему, ей нравится сам процесс. А дети... От них же хлопоты одни. Их же корми-пои-учи-воспитывай-обувай-одева... гм.
  • Current Mood
    nervous nervous
но мы в тельняшках, нас мало

Израильтянам.

Из-за безденежья закрывается реховотский "Цаар баалей хаим". Всех животных будут усыплять. Пожалуйста, кто может, возьмите себе хотя бы по собаке. Там, в основном, собаки...
Их телефоны: 08-946-01-35 и 08-946-32-92

если можете, продублируйте у себя.
но мы в тельняшках, нас мало

rats&cats

У котов с крысами вооруженное перемирие. Время от времени нарушающееся.
Если кто-то из крыс на прогулке, коты наблюдают, но осторожничают. Потому как крысы - они такие, могут и цапнуть. Охотятся коты только когда крыса под одеялом или где-то на полу путешествует.
Тогда я предлагаю встретиться им лицом к лицу, и кот, трусливо поджав хвост, быстро-быстро отступает. "А я что? Я ничего. Так, гуляю тут. О, и вы тут гуляете? Какая неожиданность. Ну, я пошел. Мне в Париж, по делу, срочно."

Если котейка мирно дремлет на диване, никого не трогает, крысам это все равно не нравится. И они норовят сделать предупредительный цап за хвост. Со злобным выражением "это МОЙ диван!! и нечего тут!!"

Коты, в свою очередь, крысам мстят. Садятся рядом с клеткой настолько близко, насколько это возможно, но так, чтобы не дотянулась крысиная лапка. И мечтательно возводят очи горе. Крысы бесятся, кидаются на прутья, как Матросов на амбразуру, изо всех сил вытягивают лапы, щелкают зубами, гневно фыркают... Коты же делают вид, что не видят и не слышат. Потом оборачиваются в полнейшем недоумении "а чтой-та у вас крысы какие-то нервные?" При этом ехидно ухмыляясь в усы.
Более рискованный, но не менее любимый трюк - проходя мимо клетки небрежно провести хвостом по прутьям так, чтобы крысы не успели укусить.

Когда очень сильно дует в окна, я накрываю клетки чем-нибудь. На большую клетку барышень я набрасываю свое старое детское одеяльце. Феликс просек, что через толстую ткань его укусить не могут. Он осенью пытался полежать на этой клетке, но был кусаем за пятки и немилосердно изгнан. И тут такая возможность! Как же можно упустить? Он с нескрываемым наслаждением на морде запрыгивает на клетку, укладывается и блаженно дрыхнет.
Иногда его не трогают. А иногда Тося возмущается и пытается его согнать. Она, яростно фыркая и подпрыгивая, тычет лапкой снизу, пытаясь проткнуть ткань и попасть в чувствительные котовьи места. Пробует укусить, широко раззевая пасть. Размахивает лапочками, пытаясь зацепить нагло свисающий хвост. Иногда ей удается ткнуть или тяпнуть так, что Феликс дергается и меняет позу. Когда ему надоедают Тосины поползновения, он начинает отвечать на ее тычки. Она тыкает снизу лапкой, сверху стукает лапой Феликс.




Правда, в последние дни я его чаще всего снимаю с клетки. Рассказывая, что Тосе сейчас вредно нервничать. На что Феликс смотрит совершенно непонимающе: "этой?! вредно? да ее ломом не убьешь!!"