July 12th, 2002

но мы в тельняшках, нас мало

(no subject)

это вчера у меня ничего не болело. а сегодня болят спина и плечи. и немного ноги. а завтра опять занятие. надеюсь, завтра будет не +50..
не выживу ведь..
но мы в тельняшках, нас мало

крысы

Сильва по этой жаре спит лежа на спине, поджав лапки. Каждый раз, каждый , я пугаюсь, сердце ухает в пятки, я кидаюсь проверять, жива ли она... Изредка она спит как бы сидя, пузом кверху, устроившись в углу клетки. Подстилку при этом она всю сгребла в другой край, видимо, на голом полу спать немного прохладнее, если это слово вообще уместно при такой погоде.

И крысы явно наслаждаются, когда их опрыскиваешь из пульверизатора.
Йоркин вертится, подставляя все кусочки своего рыжего тела, но вначале - рыжую наглую морду. Шухер, получив порцию душа, мееедленно разворачивается спиной, опять получает порцию, также мееедленно подставляет бока. Сильва утыкается носом в прутья и ловит всю влагу мордой, блаженно жмурясь.
но мы в тельняшках, нас мало

Феликс Кривин

Акварель для скрипки с оркестром

Общеизвестно, что краски издают звук, а звук расцвечен всеми красками спектра. И стало это известно из газет, в которых был напечатан отчет о процессе Грейли.

Установив прямую связь между звуком и цветом, Грейли стал переводить на полотно симфонии и сонаты великих композиторов и записывать ноты картин великих живописцев. Он прославился как живописец и композитор, будучи заурядным мошенником, перевозившим свою контрабанду из оптики в акустику и обратно. На следствии выяснилось, что его первый концерт для скрипки с оркестром был не чем иным, как "Моной Лизой" художника Леонардо, а его второй концерт для фортепиано с оркестром (преступник до того обнаглел, что уже не мог обходиться без оркестра) оказался "Девочкой на шаре" художника Пикассо, и все его многочисленные акварели оказались произведениями Баха, Моцарта и Чайковского.

Процесс Грейли стал вершиной его изобразительно-музыкальной деятельности, поскольку ни одна деятельность не вызывает такого интереса, как деятельность, преступившая закон. Ни один выставочный и концертный зал не видел такого скопления народа, как зал судебного заседания, вынесшего преступнику суровый, но справедливый приговор, на который не решится самая объективная критика.

Премии, которые Грейли получил за выдающиеся заслуги в области музыки, живописи, оптики и акустики, целиком ушли на уплату штрафа, к которому его приговорил суд. В газетах о том и о другом было сказано коротко: "Преступник получил по заслугам".