July 9th, 2002

но мы в тельняшках, нас мало

Воин! Бди!

Как-то свежеиспеченный муж моей двоюродной сестры рассказал нам, что на территории военно-политического училища, в котором он как раз тогда учился, висит плакат следующего содержания:

Воин! Бди! Враг! Подслушивает!

Вот именно так.
Я была в восторге, повторяла фразу на все лады, потом пристала к коту, чтобы и он бдил, а то враги кругом, подслушивают, однако.
Мурр принял информацию к сведению, чуть ли не под козырек взял.
И принялся бдить.
Подкрадывался к дверям, прислушивался, что там делается, приглядывался к окнам, летают там всякие, чирикают, а мало ли что чирикают.
Подстерегал по ночам в коридоре, желательно растянувшись поперек узкого прохода, мало ли чего тут ходят.
Притаившись, ждал, пока откроют дверцы шкафов и тумбочек или ящики стола, дождавшись, кидался туда, забирался и тщательно исследовал все уголки. Ну мало ли, а вдруг?
Он даже заглядывал под ковры. Бдеть так бдеть. Или бдить? А, неважно.. Больше всего его настораживал унитаз. Льется там чего-то, журчит. Мало ли чего журчит? А если туда бросить взятую со стола (с моего стола!) стирательную резинку (для эксперимента, ясное дело), то потом ее не обнаруживается... Враги умыкнули, это их происки, кто бы сомневался...
Резинки исчезали, как тени в полдень..
Впрочем, бдить ему надоело довольно быстро. Великого воина из него не вышло.
но мы в тельняшках, нас мало

(no subject)

И-цзин. ответ на важный для меня вопрос.
_____
_____
__ __
__ __
__ __
_____


что же. поживем-посмотрим...
но мы в тельняшках, нас мало

Невыдуманные мистические истории

История первая.

Май 1990 года. В Москву с концертом приехал Ян Гиллан. Впервые, если мне не изменяет мой склероз. Это было Событие. Да еще какое Событие...
Билеты на концерт мне и моей подруге Люсе взял ее московский друг, ставший впоследствии ее мужем.

Сам концерт был хорош, но я ожидала большего. Народ сидел чинно, как на концерте органной музыки, не делал попыток поплясать, попрыгать, даже хором спеть Дым над водою - не решился. Разве что помахали зажигалками.
Мы ерзали на стульях, но, оглядываясь на зал, вели себя смирно.

После концерта у нас еще оставалось время до поезда, и мы решили погулять немного. Честно говоря, я не знаю, по каким улицам мы ходили...
Выбрели в какую-то узкую улочку с не очень высокими зданиями, стоящими вплотную друг к другу и проезжей части. Здания были явно не жилыми. Видимо, в них располагались какие-то учреждения, вечером не работающие. Что для нас было совершенно непривычным - полное отсутствие газонов, деревьев. В Донецке улица без растительности - уникум.

Вечерело. Еще не закат, а то особое время суток, когда солнце только-только собирается заходить, цвета меняются, играют красками, когда вся картина меняется полностью за пару минут.

Да, надо сказать, что мы тогда отчаянно изображали из себя хиппи. Мы ими не были. Мы только игрались в них. Подертые джинсы, смешные кофтенки, рюкзачки с нашивками, наклейками, приделанными фитюльками, фенечки, о, как же без фенечек-то... Это сейчас их можно купить. Их делают на любой вкус.
А тогда это был Знак. Для таких же, как ты. Фенечки были непременно подаренные. Один мой друг даже собирался написать целую книгу о фенечках, о том, какой цвет что обозначает, как их нужно дарить, что говорят их узоры...
Дальше первой фразы он не продвинулся. Фраза была такой: "Фенечки бывают разные". Эта мысль так его потрясла, что дальше писать он не решился.

На моем рюкзаке висел колокольчик. Он мелодично и весело позвякивал при ходьбе.
И вот мы шли, шли по этой узкой улице, где дома стояли впритык друг к другу, прижимались к дороге, словно пытаясь сжать и нас, идущих. Дома смотрели на нас мертвыми слепыми окнами, уходящее солнце отражалось в их очках, надетых на слепые глаза. Асфальт и камень, камень и асфальт. Ни деревца, ни травинки, ни одной живой души, кроме нас троих. Не пробежит кошка, не чирикнет птица, такое впечатление, что даже тараканов там не было...

Никого. Ничего. Только мы втроем. Гулко звучат наши шаги в этом каменном колодце, да весело звякает колокольчик. И свет. Нереальный, меняющийся мгновенно, вспыхивающий в одном окне и подмигивающий из другого.
И так нам стало страшно и жутко, как будто мы одни на Земле, вымерло все живое, а мы.. Мы чудом прозевали вселенскую катастрофу и идем по мертвой планете. Безнадежно ищем выживших, сигнализируя им живыми звуками колокольца...

Мы ускорили шаги, пытаясь поскорее вырваться из этого каменного мешка. Скорей, скорей, только бы найти хоть что-то Живое.
Выскочили, кажется, на Таганку. Увидели людей и облегченно вздохнули.
По-моему, мы тогда всерьез испугались того, что наши опасения - реальны...
  • Current Music
    smoke on the water
но мы в тельняшках, нас мало

(no subject)

А еще Мурр у меня был серьезным критиком. Однажды он высказал свое решительное несогласие с концепцией моей курсовой работы по композиции.
Его натурально стошнило. На эту самую композицию.