May 9th, 2002

но мы в тельняшках, нас мало

по нехоженым тропам протопали лошади

после 10-тидневного перерыва как-то тяжело далось сегодняшнее занятие.
хотя Изабелла слушалась сегодня не в пример лучше, чем на первых занятиях.
даже от смены почти что не отставала.
покапризничала, а как же без этого, но недолго, быстро одумалась.
но как мне было тяжело... первую половину занятия я мучительно старалась приспособиться к рыси в этом кошмарном казачьем седле. во второй половине как-то получше дело пошло.
хорошо, что пока никаких длительных поездок не предвидится. перерывов не будет. надеюсь.
но мы в тельняшках, нас мало

хвостатые

штурмуют стенки коробки с упорством и настойчивостью осаждающих Измаил. Изредка черный пытается сделать подкоп - отгрызть загнутый внутрь кусок коробки в месте прорези. Замученная их упрямством Асия то жалобно всплакивает, глядя мне в глаза, то вспрыгивает на крышку коробки и сбивает осаждающих лапой. Ибо нефиг.
но мы в тельняшках, нас мало

ластiвки

Что заставляет птиц возвращаться весной на то же место, в те же гнезда? Только лишь инстинкт? А возвращаются те же или их потомки?
Уже много лет на нашем балконе живут ласточки, все время одно и то же количество гнезд - тринадцать. Достроились до этого количества, и больше их число не меняется.

Это, наверное, со стороны смотрится очень странно - длинный девятиэтажный дом, длинные балконы, вдоль всего дома, половина балконов застеклена, и вдруг на 6 этаже гнезда ласточек.
Да, от них много мусора и грязи, они же гадят на балкон. А куда ж еще? Нормальных людей, привыкших к порядку, это должно шокировать. Их гнезда мешают - застеклить балкон с ними сложно, надо сбивать, цветочные ящики под гнездами не поставишь - их помет сожжет корни растений. Они встают рано, очень рано. И чирикают, чирикают, чиррррикают!! И, как будто им мало целого дня, они еще и ночью переговариваются, щебечут друг другу какие-то ласковые, милые слова, ругаются и скандалят...

И все-таки... Все-таки каждой весной их появление радует. Они - как карточка весны, полнокровной, наступившей окончательно и бесповоротно. Они прилетают, щебечут, сообщая этим, что зима осталась далеко за спиной, что снега и морозы в прошлом, впереди лето, яркое, жаркое, впереди буйство красок, цветов, ароматов.

А появление птенцов! Когда выглядывает из гнезда маленькая голова, изумленно рассматривая мир, нет, не так, Мир, страшный, но такой притягательный, и быстро прячется в страхе от твоего приближения. Взрослые ласточки стаей кидаются на защиту, носятся перед твоим носом с оглушительными криками "Прочь! Прочь!", описывают круг и опять пикируют, возмущаясь твоим присутствием еще громче.
Первые вылеты из гнезда, смешные, неуклюжие движения желторотиков, становящиеся постепенно все уверенней.

И вот уже невозможно отличить, где птенцы, где родители. Они все уже - взрослые. Они все чаще исчезают на целый день. Это осень. Заканчивается очередной жизненный цикл.

Наверное, ради всего этого я закрываю глаза на все неудобства, связанные с их присутствием. Весной радость, осенью сожаление и грусть. Грусть светлая, они ведь вернутся, опять будет весна, опять возникнет новая жизнь.
Мне почему-то кажется, что по-украински название этой птицы звучит нежнее, ласковее, чем по-русски. "-очка" звучит подпрыгивающе, ластiвка куда певучее.
Здравствуйте, ласточки. За лето и осень вы успеете мне надоесть, утомить, осточертеть, особенно когда лег под утро, а через два часа вы меня разбудите своими криками. Но сегодня - здравствуйте, я вам рада.